Cтатьи

Русский колхоз, основанный американцами

Русский колхоз, основанный американцами

Они приехали в Советскую Россию из Соединенных Штатов в начале двадцатых годов, чтобы построить фермерскую коммуну. Эта статья об их детях и внуках.

Автор: Александр Тропкин
Фотографии: Михаила Кухтарева

Статья в журнале "Soviet Life", март 1980, перевод с английского

Чтобы добраться до Тамбовской области, вам придется пересечь половину европейской части России. Ее бескрайние поля, березовые и ольховые рощи широко открыты теплым южным ветрам. Неглубокие ручьи змеятся по этим исконным, плодородным черноземным землям, которые с незапамятных времен обеспечивали страну зерном.

Почему в колхоз имени Ленина Тамбовской области так часто приходят письма из Соединенных Штатов? Почему английское имя John есть среди множества типичных русских имен: Иваны, Николаи и Василисы? И почему в семейных альбомах этого колхоза есть выцветшие открытки с видами Нью-Йорка?

Как это произошло

Время было самое подходящее, начало двадцатых годов, первые годы после Социалистической революции в России. Это был трудный и противоречивый период: заключительные сражения разрушительной гражданской войны, голод и болезни, унесшие жизни тысяч людей, безжизненные фабрики и комбинаты, вытоптанные поля. Но, несмотря на все это, дух народов России не был сломлен. Они сохраняли свою веру в идеалы революции, в новую жизнь.

Среди многих российских благотворительных и кооперативных обществ, которые в то время росли как грибы в Соединенных Штатах и Канаде, было Общество технической помощи Советской России. Это была очень активная организация с филиалами в десятках городов Северной Америки, а к 1921 году число ее членов составляло 10 000 человек.

Доброжелательный и предприимчивый дух этих американцев иллюстрируется этим письмом, направленным в 1921 году комитетом первой сельскохозяйственной коммуны общества в Высший экономический совет Советской России:

Дорогие товарищи,

от имени своих представителей первая Нью-Йоркская сельскохозяйственная коммуна технической помощи Советской России передает привет российскому трудящемуся народу.

Мы, производители зерна, имеющие практический опыт ведения сельского хозяйства по-американски, организовали коммуну по коммунистическому образцу для работы в Советской России.

Наше постепенно растущее членство сегодня насчитывает 50 человек, а общая сумма средств на покупку оборудования составляет 10 000 долларов. У нас есть специалисты по выращиванию овощей, содержанию птицефабрик и свинарников, а также по выращиванию картофеля и зерновых культур. У нас также есть собственные плотники, мастера по металлу, механики и кузнецы.

Мы хотим переселиться в Россию и заняться там сельским хозяйством как можно скорее. Поэтому мы просим вас дать инструкции относительно того, где покупать технику и семена - здесь или в Европе?
Мы будем ждать от вас ответа по телеграфу.

С дружескими приветствиями Комитет

В ноябре 1920 года газета "Правда" опубликовала следующее сообщение:

Две тысячи рабочих прибыли в Москву из Америки, еще 1000 находятся в пути, в то время как еще по меньшей мере 10 000 готовы уехать в Советскую Россию.

Ленин, глава первого в мире социалистического государства, приветствовал инициативу общества, указав в ответе его лидерам, что Советская Россия остро нуждалась в технической помощи со стороны Соединенных Штатов и Канады. Он выразил свое уважение и восхищение революционным порывом и энтузиазмом американской сельскохозяйственной коммуны, но он трезво оценивал ситуацию и предупредил заокеанских друзей о нехватке продовольствия и других трудностях, которые им придется пережить. Он предложил сначала направить группу людей для осмотра места для поселения коммуны.

Одним из них был Карп Богданов, американец русского происхождения, который организовал коммуну в Тамбовской области и стал ее первым председателем.

Начало

Сегодня трудно сказать, почему 57 добровольцев, включая женщин и детей, приехавших вместе с Богдановым из далекой Америки, поселились именно в этом месте Кирсановского уезда Тамбовской губернии. По прибытии они увидели то, что когда-то было поместьем в руинах, поля, больше похожие на дикую степь, и крестьянские хижины,  те, что еще сохранились, одиноко стоящие на этой девственной земле.

К сожалению, почти не сохранилось никаких свидетельств о первоначальных шагах коммуны. В местном музее можно увидеть только одну фотографию того времени, отражающую прошлое и настоящее колхоза. На ней изображена группа членов коммуны:женщины в длинных платьях, дети с кружевными воротничками, мужчины во фраках и дерби, улыбки на всех лицах, как будто не было долгих часов изнурительной работы, когда старые здания поместья каким-то образом стали пригодными для жилья и были построены скотный двор, столярные и механические мастерские. В коммуне тогда было всего 14 лошадей и 46 коров.

Однако в первый год существования Иры (американцы назвали свою коммуну в честь местного ручья) были открыты ясли и детский сад, а осенью дети постарше сидели за самодельными школьными партами. Первый урожай, хотя и небольшой, стал поводом для радости. Ленин написал в Общество технической помощи Советской России:

Несмотря на огромные трудности, и особенно с учетом разрушений, вызванных Гражданской войной, вы добились успехов, которые следует расценивать как выдающиеся. Еще раз, от имени нашей Республики, я выражаю вам нашу глубокую благодарность и прошу вас иметь в виду, что работа, которую вы проводите по обработке земли с помощью тракторов, особенно своевременна и важна для нас.

Действуя по предложению Ленина, Всероссийский центральный исполнительный комитет (правительство) в ноябре 1922 года принял постановление о признании ряда коммун образцовыми. Среди них была и Первая сельскохозяйственная коммуна Ира Тамбовской губернии.

Прошло совсем немного времени, прежде чем община, в которой жили американцы, приобрела совершенно другой вид. Вечеринки в столовой Ира были отмечены революционными песнями, фокстротом и другими танцами того времени.

Палатки уступили место двухэтажным коттеджам. Улицы и парк были разбиты и украшены скульптурами Джованни Фанфарони, провидца и весельчака, ведущего каменщика и архитектора коммуны. Кстати, его лепниной в столовой до сих пор восхищаются.

Однажды в Иру приехала группа соотечественников, сомневавшихся в успехе советской формы правления. Шервуд Эдди, лидер этих прихавших из США писателей и общественных деятелей, позже прокомментировал, что коммуна была пионером и ярким примером того, что произойдет "в России в следующем десятилетии". Советский Союз, добавил он, "является величайшим в мире экспериментом по коллективизации сельского хозяйства".

Когда Джордж Бернард Шоу, британский драматург, посетил коммуну в 1931 году, он подумал, что Россия - удивительная страна. "Я чувствую себя так, словно стал по меньшей мере на 20 лет моложе!" - воскликнул он в конце визита.

Кто были эти люди, отправившиеся на поиски счастья за тысячи миль отсюда?

Среди членов коммуны Ира были люди дюжины национальностей - русские, украинцы, белорусы, евреи, чехи, поляки, итальянцы, латыши, эстонцы, немцы и хорваты. Все эти бывшие шахтеры, фабричные рабочие, фермеры и батраки пожертвовали свои небольшие сбережения, чтобы помочь России, и их не остановили трудности в пути и по прибытии.

Имена основателей коммуны почитаются в колхозе. Об их неукротимой храбрости ходили легенды.

Ветер перемен

Я познакомился с двумя ветеранами бывшей коммуны, когда впервые посетил Тамбовский колхоз год назад. 65-летний Эво Фанфарони рассказал мне о себе, о своем отце, каменщике Джованни, и коммуне. Некогда темные волосы Эво поседели, но его карие глаза были такими же яркими, как всегда.

"Те годы в коммуне были самыми счастливыми в моей жизни", - улыбнулся он.

"У меня было два. старшие братья, младший и сестра. Моя мать умерла, когда мне было четыре года. Папа был не в состоянии заботиться обо всех нас пятерых, поэтому он поместил троих, включая меня, в детский дом, платя по 30 долларов в месяц за каждого.

Вся семья уехала в Советскую Россию. Благодаря прогрессу коммуны мой отец смог позаботиться о нас, а также дать нам хорошее образование. Я закончил школу. Моя сестра окончила Московский университет. Старший брат окончил сельскую школу, пошел работать трактористом, а позже переключился на вождение грузовика. Мой младший брат окончил Воронежский сельскохозяйственный техникум."

Жизнь была хороша для Фанфарони. Сын Эво, например, окончил консерваторию и является профессиональным музыкантом. Что касается самого Эво, то он всегда интересовался разборкой двигателей и их повторной сборкой, ремонтом тракторов и комбайнов. Половина его жизни прошла в механическом цехе, и он продолжал появляться там снова и снова после выхода на пенсию.

Это было год назад. Когда я недавно посетил колхоз, я услышал печальную новость о том, что Эво был похоронен на деревенском кладбище рядом со своим отцом. Другим ушедшим из жизни членом-основателем коммуны был Корней Задирако.

Местная школьная учительница Евгения Боканова не из семьи коммунаров. Она была молода и застенчива, когда в тридцатые годы приехала преподавать в Иру. Одноэтажного деревянного здания семиклассной школы, где Евгения давала свой первый урок, больше нет. Его заменило кирпичное здание высотой в три этажа с классами физики, химии, истории и географии, просторным спортивным залом и столь же просторной аудиторией. Дети колхозников теперь получают полное среднее (10-летнее) образование плюс обучение возделыванию полевых культур или управлению машинами.

Причина, по которой я хотел встретиться и поговорить с Евгенией Бокановой, заключалась в том, что она воспитала несколько поколений тех детей, чьи деды основали, а отцы развивали американскую коммуну. Она помнит всех своих учеников и знает, что случилось с ними после того, как они закончили школу.

Выпускники подарили ей большие групповые фотографии, на которых они были изображены сидящими и стоящими веером. Некоторые имена были знакомы по истории коммуны.

Например, я видел двух дочерей Джона Лапски, одного из ветеранов первоначальной Ира. Он, его жена Стелла и отец Иван уехали из Бруклина в Россию много лет назад. Внучка Ивана Ольга работает инженером-химиком в приволжском городе Куйбышеве. Другая внучка, Надежда, только что окончила педагогический колледж в Тамбове и начнет преподавать математику.

Восемь сыновей и дочерей другого ветерана американской коммуны, 86-летней Марии Пелипенко, уехали в другие города. У них есть свои собственные семьи. Владимир - горный инженер, Валентин - инженер-металлург, Вера - юрист, Ольга - экономист колхоза, Анна - бухгалтер, Александр - ученый со степенью кандидата экономических наук, Виталий - мастер по металлу, а Лев - производитель приборов.

Я мог понять, почему Боканова была готова бесконечно рассказывать о каждом из своих учеников. Среди своих "любимчиков" она выделила Александра Курганова, который много лет назад окончил школу и с тех пор работает в колхозе.

Курганов, внук Курганова

"Он был колючий, как еж. Он вечно засыпал меня вопросами", - с улыбкой вспоминала Боканова о Саше Курганове.
Теперь его глаза тоже показались мне "колючими", как бы намекая на то, что он слишком занят, чтобы позволить кому-либо взять у него интервью. Кроме того, телефон продолжал звонить все время, и люди на другом конце провода хотели поговорить с Кургановым - больше никто не подходил. Он главный агроном колхоза имени Ленина. Именно поэтому его чаще всего можно увидеть в диспетчерской, где селекторная система позволяет ему мгновенно связаться с полевыми бригадами, мастерскими по техническому обслуживанию тракторов и животноводческим комплексом.

Среди очень немногих вещей, которые Курганов запомнил о своем деде Константине Курганове, также члене американской коммуны, была его черная угольная борода, постоянно посыпанная мукой. Он был мельником Иры, а мельница всегда показывала результаты сбора урожая. Вот почему от деда Курганова ожидали чудес, как будто от него зависело, будет ли год обильным или голодным. И, судя по всему, мельник никогда не подводил своих односельчан. Даже в неурожайные годы коммуна получала прибыль от продажи своего зерна.

Курганов помнит, как его отец бесконечно переезжал из одного города в другой, с севера на юг, с востока на запад и наоборот, куда бы его ни призывали обязанности кадрового военного. Но, выйдя на пенсию, он провел остаток своей жизни в родном Тамбове. Он построил себе бревенчатый дом и посадил яблоневый сад.

Будучи школьником, Курганов следовал за комбайном, подбирая колосья зерна и выкапывая сахарную свеклу. Именно из этих мест и из сада его отца вела невидимая тропинка в его будущее. Хотя он перепробовал разные профессии и переезжал из города в город, как и его отец, Курганов в конце концов решил, что работа на земле - это для него, и вернулся в Тамбовскую область. Он учился в институте плодоовощеводства в Мичуринске и начинал агрономом в колхозе имени Ленина. Сейчас он пользуется таким же уважением, как и его дед во времена коммуны. В его ведении более 6000 гектаров земли (поле коммуны по сравнению с этим выглядит как огородная грядка), 60 тракторов (во времена Иры их было всего пять), десятки других сельскохозяйственных машин, а также фруктовый сад площадью 200 гектаров, консервный завод, пасека и многое другое.

На вечернем представлении местной художественной самодеятельности в колхозном клубе мне было приятно увидеть главного агронома Курганова, выступавшего в качестве одного из солистов хора.

Бах и Гайдн

Я не знаю, заслужил ли я это, но дети колхоза имени Ленина устроили для меня, корреспондента "Советской жизни", специальное шоу. Они исполнили прелюдию Баха, танцевальную мелодию Гайдна, вальс Мирелли и белорусский народный танец.

Музыканты то тут, то там путали ноты, но это было простительно: самой старшей на сцене была Наташа Кох, 12-летняя правнучка основателя Ирской коммуны. Простительно всем, кроме Галины Нерокиной, директора и преподавателя местной музыкальной школы.

Общеобразовательные предметы преподаются в обычной начальной школе. Заведение Нерокиной предлагает семилетнюю программу специального обучения музыке. Первая группа закончила учебу в прошлом году, и пятеро ее участников с честью сдали вступительные экзамены в высшую музыкальную школу. Когда они закончат, то станут учителями музыки, руководителями хоров и организаторами коллективов художественной самодеятельности.

Я разговаривал с Нерокиной. Она обратила внимание на это интересное изменение в современной колхозной жизни. Не так давно пианино в чьем-то доме считалось ненужной роскошью, в то время как двух в местном клубе считалось более чем достаточно. Психологический барьер был преодолен после того, как некоторые учащиеся местной музыкальной школы заняли призовые места на районных и областных конкурсах пианистов.

Было время, когда местная молодежь толпилась в танцевальном павильоне под открытым небом на центральной территории колхоза, чтобы притоптывать ногами под марши, фокстроты и вальсы, исполняемые популярным духовым оркестром коммуны, тогда как сегодня стены колхозного клуба сотрясаются от ударов из сверхусиленных ритмов, исполняемых электрогитарами и отбиваемых барабанами рок-группы Griffins.

Наивные пьесы местных талантов на сцене коммуны давно сменились русской и мировой классикой - Александром Островским, Антоном Чеховым, Джорджем Бернардом Шоу. Театральная труппа "Колхоза" под руководством Нины Совковой в настоящее время репетирует "Дом Бернарды Альбы" испанского поэта и драматурга Федерико Гарсии Лорки, и следующей постановкой, вероятно, станет экранизация романа Хемингуэя.

Председатель

Самой заметной фигурой в колхозе имени Ленина (именно так его члены решили переименовать коммуну Ира) является Анатолий Поволяев, его председатель. К нему тянутся все нити экономического, административного и социального управления.

Я бы причислил Поволяева к молодому поколению наследников американской коммуны, наследников в широком смысле этого слова, поскольку предки Анатолия не были американцами. Ему 38 лет, но он является председателем правления уже девять лет. Он был главным агрономом фермы, а до этого студентом Тимирязевского сельскохозяйственного колледжа в Москве, военнослужащим и водителем грузовика. Поволяев родился в Тульской области, в Центральной России, но после окончания колледжа переехал в колхоз имени Ленина, где жила и работала его невеста.

"Я никогда не переставал восхищаться основателями коммуны", - сказал Анатолий.

"Действительно удивительно, насколько точно они определили долгосрочные перспективы наиболее прибыльных секторов нашей фермы. На самом деле, мы продолжаем то, что они начали. Еще одним удивительным моментом было то, как много они сделали, используя техническое оборудование, намного уступающее тому, что мы имеем сегодня. Я могу себе представить, как первый председатель коммуны Карп Богданов радовался бы переменам, если бы был жив сегодня.

Вы, конечно, помните, что ясли, детский сад и столовая были открыты во времена коммуны. Идея, лежащая в основе этого, была простой, но мудрой: сэкономить время работников и особенно женщин, которые смогли расширить свои знания и повысить свой культурный уровень.

Они увидели воплощение своего идеала в этом сочетании материальных и духовных ценностей. Но в то время как детские учреждения и предприятия общественного питания уже давно стали обычным явлением, домохозяйки скептически отнеслись к центру общественного обслуживания, созданному не так давно. Но на днях я сам обнаружил, что это тоже меняется. Центр обрабатывает гораздо больше заказов на пошив, чистку и починку платьев, костюмов и пальто, что означает больше свободного времени для жителей общины.

Я полагаю, основатели нашей коммуны не верили, что женщины смогут водить тракторы. Четырнадцать наших женщин делают это сегодня, и я ими доволен. Они такие же хорошие водители, как и мужчины.

Нам нужны подготовленные люди всех мастей - электрики, механики, учителя, работники культуры. Мы обеими руками голосуем за то, чтобы наша молодежь ехала в города и училась там. В прошлом году, например, мы выделили стипендии 15 юношам и девушкам и отправили их учиться в техникумы и высшие учебные заведения. Если они сдадут экзамены, то получат от колхоза дополнительную стипендию в размере 50 или 60 рублей. Эти молодые люди чувствуют этот интерес и заботу и возвращаются сюда на работу после окончания учебы. Мы предлагаем ряд стимулов: перспектива заниматься работой, к которой лежит их сердце, хорошее жилье с современными удобствами, обустройство семейной жизни и наслаждение спортом, фильмами, шоу, концертами, танцами и другими формами отдыха и развлечений после работы. У нас все это есть точно так же, как и в городах.

Мы возлагаем наше будущее на этих специалистов и ставим их во главе бригад, животноводческих и молочных секций и других подразделений колхозов.

Что касается перспектив фермы в целом, то мы ясно видим их, по крайней мере, на ближайшие 10-15 лет. Как и у любой другой фермы, у нас есть пятилетние планы производственного и социального развития, в которых все проработано до конкретных деталей.

Моя самая заветная мечта - увидеть все наши дома утопающими в море роз, тюльпанов и пионов. Да, я люблю цветы. Я могу представить себе уютные коттеджи, люминесцентное освещение и цветочные клумбы, окаймляющие мощеные дорожки. Я не хочу, чтобы у вас сложилось неправильное впечатление; у нас и так много зелени, и воздух чудесный, но цветы указывают на другой уровень культуры, на другой образ жизни, так сказать.

Под всем этим я подразумеваю, что городская жизнь не предложит ничего такого, чего мы не сможем обеспечить через 10 лет. С другой стороны, мы будем наслаждаться вечными преимуществами природы, чистым воздухом и всеми теми другими вещами, которым всегда завидовали горожане".

 

Оригинал статьи на английском языке Вы можете посмотреть в разделе "Статьи" в нашей Библиотеке

 

Материал подготовил:
Независимый исследователь Р.Н. Ирский

 

Поделиться этой публикацией:

Смотрите также:

Мечты коммунаров

(из газеты 1936 года)

Русский колхоз, основанный американцами

Они приехали в Советскую Россию из Соединенных Штатов в...

Судьба Эдуарда Эрнестовича Гаррингтона

Нелегкий путь одного из коммунаров в архивных документах.

Все публикации>>>


Мы ищем:

Любые фотографии имения Марии фон Рейтерн
Музыкальные инструменты оркестров Ирской коммуны

Посмотреть все >>>